| RSSГлавная
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Археология, история, легенды, мифы, сказки » Сказки, легенды и мифы » И сказки дивные звучали...
И сказки дивные звучали...
ВедьмираДата: Вторник, 15.02.2011, 19:01 | Сообщение # 1
Группа: Верховная Ведьма
Сообщений: 356
Статус: Offline

И сказки дивные звучали. И песни чудные слагали
Жар птицы путь нам освещали. И за собою увлекали
В лес заповедный мы шагали, там Кот Баюн и Берегиня.
В тени у дуба поджидали , и Лешие в тиши бродили.
И снова паутина сказки чудесной души оплетала,
Когда мы двигались к развязке, то ночь неслышно наступала
И на тропу выходят волки, русалки в танце улетали.
И любовались мы невольно, забыв тревоги и печали.
И вот теперь перо Жар-птицы, позволит написать об этом
И к сказке снова возвратиться, о чуде в мраке заповедном.
И долго будем вечерами, вести неспешные беседы.
Свеча, печаль, и кот о драме, и о комедии поведал
А я те сказки записала. И после в странной песне вьюги
Следила долго, как взлетала в просторы неба тень в кольчуге...

И шагнули мы в лес на рассвете, у хозяина испросив разрешенья. И нас встретил порывистый ветер, приводивший все в мире в движенье.

И на дубе священном Жар- птица, что из Ирия к нам прилетела, начала свою песню, и быстро в сонме душ раствориться хотела,

но ее упросили остаться, эти духи и люди, и птицы. Будут сказки о чуде писаться. Будет песни прекрасные литься.

И танцуют для нас Берегини. Оживившись , очнувшись из плена. И Кощей раздраженно покинет, этот мир. Но ворчал он :
- Измена.

Это правда, она изменила, наша Лада, все в мире уснувшем, и какая-то дивная сила обняла, в лес сюда заглянувших.

И сверкали там молнии снова, громыхало в просторе, и пела нам Ясуня, и света дневного не хватило. И не было дела

до иного простора в то время, к нам вернулись родные сказанья. И богов тех могучее племя снова с нами . И дивное пламя

очищает от скверны и манит в этот мир, и не будем мы медлить. Старина никогда не обманет, точно знаем, что это последний,

и отчаянный бой за славянство, навсегда в наших душах стихия. И воскреснет она и останется, наша Русь и не станет Россией…

 
ВедьмираДата: Вторник, 15.02.2011, 19:04 | Сообщение # 2
Группа: Верховная Ведьма
Сообщений: 356
Статус: Offline
Сказка 1
За Ягой по тропинке лесной.

Только месяц осветит дорогу в этот дивный таинственный лес
И идем мы, по тропке во мраке в это царство стихий и чудес.
Нас ведет она, Старая, снова, чтобы мы не плутали вдали.
И пути не хотели иного, в лес Надежды, Мечты и Любви
Мы уходим от шумного мира, прикасаясь к сказаньям и снам.
Как нам стало и пусто и сиро, только с нами Яга и Луна.
На опушке нас Леший встречает, и русалки давно заждались.
Сколько дивных историй и таинств, все послушать опять собрались
И кота Баюна и Кикимор, и лениво нас встретит луна.
В этом мире, навеки любимом, никогда я не буду одна.
И в тени заповедного леса, вечно духи и сказки живут.
И сегодня расскажет про это Кот Баюн. Разместился он тут
плут известный, и дивный сказитель, Он явился, чтоб нам передать,
от богов свой наказ и в обитель заповедного леса позвать….

Старуха ковыляла по тропинке. Она про себя усмехалась, вспомнив, что именно ей люди добрые и недобрые приписывали полеты в ступе, и какие-то там еще чудеса.
Может, и было такое, только она позабыть успела и шла на своих больных ногах, потому что была стара и немощна, и была самой настоящей Ягой.
И шла она к избушке на курьей ноге. А та вот именно, к лесу задом, а к человеку передом проворно поворачивалась. Только тогда и можно было войти в нее и расположиться поудобнее, свежих блинов отведать, а они всегда у Яги в запасе были, с пылу с жару, потому что без блинов не то, что дела никакого не делалось, но и сказка не сказывалась никогда, да и просто беседы получиться не могло.
Старуха род свой вела от племени великанов, во что сейчас было трудно поверить, но это так, Они хранителями мира и оставались во все времена. И единственное, что требовалось от нее, это сохранить те самые предания, которые и были великим даром и огромным богатством, с ним никакое золото и серебро сравниться не может. Только не ценили люди этого, они вообще ничего не умели ценить, ничем не интересовались особенно, и только небылицы про нее сочинять и горазды были. И все только чтобы серость свою да убогость оправдать.
Но Яга не сердилась на них, она давно на них не сердилась. Вот ведь нашелся один, тот самый, кому можно доверить все ее сказки и предания.
Она помнила те времена, хотя со счета сбиралась, когда это было и быть могло, когда сама вот так отправилась к дракону, уже каменевшему от старости, чтобы послушать и запомнить все, что он ей рассказывать станет. А то , что рассказать не успел, прочитала она на камнях высеченных, потому что научил он ее читать, знал, что всего рассказать не успеет. А потом хранила она все, что узнать и понять сумела.
Ему -то что, он записать может, да еще и размножить , а вот она столько веков подряд готова была все оставить, чтобы только не затерялись, не пропали бесследно, не исчезли сказания те.
И уселась старуха около перепутного камня - того самого, который на перекрестке всех дорог лежал, только здесь можно было перенестись в то время, какое тебе надобно, и увидеть то, что было тогда и как это было в те времена. Ведь слово всего не передаст, да и память запутать все может. А вот если коснуться ладонью камня, то это совсем иное дело. Люди догадывались о таком, только знать и применить на деле не могли. Недаром они восклицали :
- Если камни могли говорить , а они не только говорить , но и показывать все могут, что вздумается.
Сначала пожаловал кот Баюн, куда без него в лесу заповедном, и уселся с ней рядом. Это был Баюн, тот самый кот ученый, о котором еще поэт много лет назад сказку сочинил, да где он тот поэт, а кот живехонек и целехонек, да и что ему сделаться может, он еще всех тут переживет. Да и пусть сказки свои сочиняет и рассказывает, это важнее всего на свете.
А Яга вспомнила не такие старые времена. Только то пара сотен лет прошла с тех пор, когда рассказал ей кот о каком-то поэте особенном, который будто может услышать и записать на свой лад их сказки. Она и поверила ему, и во сне привиделась ему и сама в тот лес и пригласила.
Так же они к поэту когда-то выходили. И о многом поведала ему Старая. А он только слушал и записал « И кот ученый свои мне сказки говорил» . Баюн потом на разные лады распевал эти стихи и гордился тем, что в сказки его попал. Еще гусиным пером написал он свое творение. Да столько от себя туда прибавил, что она только рукой махнула, половины понять не могла из всех его домыслов и рассуждений. Да и мало что в той жизни она смыслила. И в грядущее не особенно и заглядывала, ей бы с прошлым управиться, а уж о грядущем, что и говорить. Она знала, что если за двумя зайцами погнаться, то точно ни одного не поймаешь.
Но этот, хотя и тоже Алекс, очень дотошный парень он сделает все, как надо и, наконец, она сможет успокоиться. Да и отдохнуть немного , не думая ни о чем важном более. Ведь и для нее когда-то отдых быть должен.
А если бы вам довелось не одну тысячу лет на земле прожить, тогда бы еще посмотреть можно было.
Но вот уже высокий , немного сутулый человек появился на опушке, и Яга успокоилась. Она не сомневалась в том, что он появится, и все-таки как-то тревожно было на душе.
- Ну, здравствуй милок, - усмехнулась старуха, - присаживайся, дорогой. Сначала блина и пирожка моего отведай, а потом и за дела приниматься станем.
Какими же вкусными были ее блины. А пироги еще вкуснее.
Так все и начиналось тогда...

 
ВедьмираДата: Вторник, 15.02.2011, 21:37 | Сообщение # 3
Группа: Верховная Ведьма
Сообщений: 356
Статус: Offline
Сказка 2
Ясуня и Велес.

Молодость Ясуни, как она оказалась на земле и к чему приводит страстная и пламенная любовь. Совсем другая история.
Богиня или ведьма?
Славянская баллада о страсти.

И дочь Святогора его повстречала однажды.
Мила и прекрасна была великанша в раю.
Не мог не пленить ее муж сей лихой и отважный.
И вот перед Сваргом они в одночасье встают.
И странно смотрел Повелитель Огня в эти лица.
Не мог отказать им, ведь были они влюблены.
- Но если останетесь вместе, то горе случится.
И вам разлучиться придется до новой весны.
Ясуня молчала, а Велес твердил удивленно,
Что он не оставит любимую, нет, никогда.
Огонь полыхал, опалил он и души влюбленных,
И странные сны стали сниться богине тогда.
И видела землю, и лес заповедный во мраке.
Избушка какая-то в чаще на тонкой ноге.
Его обнимала, и знала о страсти и драме.
Но только не верила даже ему и Судьбе.
-Что будет, то будет, - спокойно она говорила.-
Земля и изба, там не стану я меньше любить.
И дочь Святогора однажды все махом решила.
И Парка с усмешкой рванула отчаянно нить.
И после во мраке все видит слепая старуха
Красоты и райские птицы так сладко поют.
А Велес с другою, его не коснулась разруха.
Ему, как и прежде по яблоку в год выдают.
И он не откажется, так же силен и прекрасен,
И девы младые проходу ему не дают.
Яга засыпает к рассвету, закончился праздник,
И в лес заповедный невест своих снова ведут.
А было когда-то, да только не верится в это.
И все-таки было, сам Велес ее обнимал.
Куда все исчезло, и где она Доля, и где ты
Красавица Лада. И вечно печален финал.
- Скажите ей после, что я ни о чем не жалела,
Сама выбирала и мне никогда не забыть
Те ночи шальные, о стройное сильное тело.
Меня он любил, а ее не посмеет любить.
И хмурится Лада, и долго молчит вечерами,
Когда с высоты своей видит, он снова с другой.
И яблоко бросит в огонь, лишь прелюдия к драме
Там грустная песня у Леля, но где ты, любовь?
Она молода и прекрасна, она-то богиня
Негоже старухе смеяться над девой опять.
И смотрит на землю, там Велес все ночи с другими
Проводит в экстазе, и страсти его не унять.
Посмотрит устало, и в озеро снова с разбега
Любая русалка дороже ему, чем она.
И плачет богиня. Свою ощущая победу,
Заснула старуха. Она до сих пор влюблена..

Старуха закончила свою песню. И начала рассказ
- Давно это было, о, как давно. Тогда все мы на небесах оставались. Чудесный сад с птицами, о таком только и можно было мечтать. И так там тихо и красиво все было, и места всем хватало. Ничего прекраснее Ирия в мире этом не было, да и не могло быть. Только иногда с небес на землю поглядывали боги и пока не собирались они туда отправляться. Только мало ли кому чего хочется. А получается порой совсем по-иному. Любовь - это страшная сила, сокрушительная и беспощадная, а уж когда страсти разгораются из-за бога какого, так и жди беды, это только в начале радость несказанная, а потом…
Когда встретила Ясуня Велеса, то больше уже ни о ком другом и думать не могла. И он ее полюбил , да так, что и дня без нее про жить никак не мог. Жить бы им рядом и радоваться, да не одни они в Ирии благоуханном оставались.
Не могло это Ладе, старшей ее сестре, никак понравиться. Правда молчала она, губы поджав, но чтобы ее младшая сестра была с тем, кого она больше жизни любила, не бывать этому.
Только Ясуня и слушать ничего не хотела. Она улыбалась и к своему Велесу летела, даже и, не прислушиваясь к словам да упрекам никаким. Тогда и перестали они говорить, а потом и вовсе ужиться рядом не могли.
И даже представить себе не могла Ясуня, на что способна сестра ее страшная.
Змей ползучий вокруг нее увился, когда появился Велес - сокол ясный прилетел. И увидел он, что изменяет она ему, да с кем, со Змеем самим коварным соблазнителем вечным. А ведь тот клялся ему недавно, что невеста его станет Змеевой женой. И по-всему получалось, что не обманул его Змей.
И никак не могла она убедить любимого тогда, что ничего такого не было., что все это только зависть и коварство сестры ее творит.
А уж когда Змееныши народились, совсем худо стало, тогда она и должна была встать перед ними , перед всеми - боги такого бесчинства не стали бы терпеть. Сварог сам ничего слушать не хотел . Они вообще ее не слушали никогда - только Лада им и нужна была в те времена. А уж она умела всех удивить, обольстить, а то и запугать, если потребуется. Ясуня же была проста и наивна, никаких хитростей не знала и не ведала вовсе.
Только Лада и стала светом небесным для всех.
Молча слушала приговор Ясуня, все еще ничему не веря. Молча стоял перед ними Велес, Перун усмехался, и говорили они о том, что отправится она на землю, в лес дремучий, и там будет мир живых и мертвых охранять.
Разрыдалась Ясуня , да сразу и поняла, что слезами делу не поможешь, неумолимы и жестоки боги оказались. Только усмехнулась Лада, а Велес , он остался с ними. Он не пошел за ней тогда. Да и обиду никак не мог в душе своей пылкой погасить, как ни старался.
Так и оказалась она в одночасье на земле в том самом лесу. И вскоре поняла, что нет худа без добра.
Леший избушку ей соорудил на курьей ноге, такую, как и требовалось, чтобы сразу два мира она видела. Кот тут же пожаловал, больно ему избушка приглянулась. И поняла Ясуня, что жить везде можно. А дремучий лес, тогда он еще не был заповедным, это лучшее место, чтобы всех ее родичей - богов не видеть и не слышать. А особенно Велеса не хотела она вовсе знать, да забыть старалась.
И все бы ничего, если бы Лада не забыла ей яблоко молодильное на землю передать. Забыла, да она специально так сделала. И все для того предприняла, чтобы серому волку, или черту рогатому, а не ей то яблоко досталось.
В том самом году, когда изгнана была и осуждена Ясуня не получила яблоко, и потом тоже. А потом уже никакое молодильное яблоко не смогло бы ей помочь.
Она стала стареть. Сначала это было незаметно, но жизнь на земле быстротечная, и когда Ясуня прожила одну человеческую жизнь, и взглянула на себя в отражение в воде, то она ужаснулась. Такого страшного создания, вероятно, не было больше в мире.
Но Змей в ссоре и выложил ей, что и смерть ей не грозит. В этом и есть для нее самое страшное наказание.
Правда от Мокаши и прях она узнала то, что утаил Змей - в подземном мире она останется всегда юной и прекрасной, и как только спустился туда. Но она не хотела спускаться. Пока. Еще не пришло время.

Как жила на земле Ясуня все время, сказать трудно, только все-таки все духи в заповедном лесу были во власти ее, все души на том и этом свете тоже. Они-то помнили, что в теле сгорбленной и безобразной старухи душа богини скрыта
Иногда из Ирия приходили какие-то известия. И только однажды, когда гром был таким страшным, что небо готово было расколоться на несколько частей, только тогда и появился он молодой и прекрасный, в лесу заповедном, а где ему еще было появиться.
Узнать он ее не мог, да и вряд ли все это время интересовался, где она была, и что с ней стало. Но на избушку ее сам черт рогатый вывел Велеса. И тогда и пришлось ей поспешно скрыться в подземном мире, к которому она была ближе всех остальных.
А там, она стала прежней, и Велес тут же в воинственной деве увидел свою любимую. Во всей красе она пред ним и блеснула. Обиды забылись тут же, а любовь, перераставшая в страсть, с новой силой невиданной вспыхнула в душе его горячей и пламенной. Но вовсе не собиралась Ясуня в объятья ему бросаться.
Они сражались. Вернее, нападала она, а он оборонялся, потому что ему всегда приходилось защищаться.
Но как же он был прекрасен. Она успела даже забыть о том, каким он был.
Там, в одном из переходов, он , когда борьба завершилась, и овладел ею. Чаще всего поединки между богами так и заканчиваются, если в блестящих доспехах богиня пред тобой появится, как бы воинственна она не была, но объятья вдруг раскрывается, и забыта ярость и драка сама.
Она узнала снова то, чего уже никак помнить не могла. Но это страсть, эти руки, эти губы, ей казалось, что никогда прежде не был он таким.
Это длилось только одно мгновение. Она понимала, что расстаться им придется быстрее, чем можно догадываться. Но это было. И этого у нее никто больше не отнимет. А он -то был уверен, что они снова , пусть и на земле, смогут быть вместе. Но не бывать этому. И не только потому, что от молодости, силы и красоты ее не осталось там и следа. А еще и обидно ей было, там он ничего этого не помнил, он не пошел за ней, зная, что тоже лишится молодильных яблок, и будет древним стариком, на которого ни одна русалка и девица, не говоря о богинях, не посмотрит. Допустить этого Велес никак не мог.
Может быть, он и любил ее, но не больше, чем свою вечную молодость, страсть и красоту. Потому и ушла Ясуня , не оглядывалась, и с собой она уносила тайну свою. Тот, кто только что всю ночь на пролет занимался любовью с прекрасной девой, никогда не поверит, что, перешагнув черту, она превратилась в дремучую старуху. Ему не понять этого, как и любому черту никогда не понять, что такое смерть человека или зверя лесного. Потому они и бываю так жестоки и беспощадны ко всем смертным.
Чтобы понять другого надо и самому пережить что-то подобное, то, чего словами не объяснить никак. Так и Велес, вечно юный и прекрасный, никогда не сможет понять, что чувствует древняя старуха, молодостью за любовь к нему заплатившая.

И бродил по лесу Велес, чертей тряс, с Лешим разговаривал, просил и умолял рассказать , куда делась юная и прекрасная богиня, которая с ним была прошлой ночью.
Они не лгали ему, они и на самом деле не знали, о ком он говорит, какая богиня ему нужна, ведь не было у них тут прекрасных богинь.
Перевели немного дух только, когда по радуге с небес к ним сама Лада вдруг спустилась. И так улыбалась , так приветлива была. Только отвернулся от нее Велес, даже и не ответил ей ничего.
- Он от Лады отказывается, - говорил потом кот Яге,- интересно, с кем это он был и кто ему нужен
- А я почем знаю, - махнула рукой та.
- А пойду я у Мокаши спрошу.
Кот остановился на месте, решив, что, скорее всего, это сама Мокашь и была, хотя на нее это не похоже, но чем черт не шутит, не такая уж она строгая, как кажется. Ведь это точно, только кажется.
- Нечего к ней ходить, если она и знает, то не допытаешься у нее.
- Ну не с Мореной же и Живой он был, уж не обознался бы, хотя любая может другой прикинуться, только он бы все одно одну из них узнал.
Чем больше думал кот ученый, тем больше он запутывался в том, что произошло, и ничего понять так и не мог. А очень ему хотелось для Велеса ту богиню отыскать и отличиться, только где же ее найдешь-то?
И какие-то смутные догадки витали в душе его, только учености его не хватало на то, чтобы их разрешить, а из того, что на небесах происходило ему мало что известно было, вот если бы с духами что-то случилось- приключилось, тогда другое дело. Он бы быстро разобрался и всех по своим местам расставил.
Но пока кот ломал голову над неразрешимой задачей, Лада в избушке у Яги появилась. Та выпроводила кота подальше. Когда это у нее от него секреты были, но так и вышло, и наказала, не подглядывать, не подслушивать.
- Смотри у меня, охламон такой, узнаю, дух твой почую, в камень оборочу, не посмотрю, что ученый.
И почему-то показалось коту, что на самом деле оборотит. Он был не только ученым , но и разумным, потому и решил не рисковать особенно. Вот и не пошел туда, где осталась старуха с юной и ослепительной красавицей. А какими еще могут быть богини, только что спустившиеся с небес?
Не, он решил лучше попытать Велеса , и расшибиться о дуб, но выяснить, что же там произошло, и какая Кикимора прикинулась богиней.
Кот потом и представить себе не мог, что ничего не знал Бог всего живого о той, которая была такой страстной и прекрасной, и забыть ее Велес ну никак не мог, как ни старался.
Нет, это были чудеса, да и только. Хотя что удивительного , лес заповедный, и почему бы тут чудесам не случиться?
Он, конечно, успокаивал себя, говоря, что тайное всегда становится явным , но что-то не особенно в это верилось. В такой тьме, да еще с Велесом связанной, видно ничего никогда явным и не станет.

 
ВедьмираДата: Вторник, 15.02.2011, 21:54 | Сообщение # 4
Группа: Верховная Ведьма
Сообщений: 356
Статус: Offline
Сказка 3
Версия Лады. Грустная песня раскаянья.

Вечно юная и прекрасная богиня перед Ягой

Я не бросала яблоко в огонь, их просто было мало в это лето.
А Велес, правда , он ушел с другой, и должен поплатиться был за это.
Они ушли на землю в этот час, и некого послать за ней мне было
Но этот пир я помню, как сейчас. И ничего тогда я не забыла..
В моей душе томилось тоже зло. Но я тянулась неустанно к ладу
А Велес, да его всегда влекло, туда , на землю, и забыл он Ладу.
Там столько и русалок и княжон. И кто и в чем ему теперь откажет.
Вот и ушел с усмешкой грустной он. Я думала , что будет он наказан
Что он придет за яблоком и сам, свое отдаст , и не допустит больше
Таких обид, но только птичий гам, с земли донесся, в завыванье волчьем
Она теперь страдала, как и я . Она уже безжалостно старела
Он развлекался с кем-то, боль моя, и страсть ее - все на костре сгорело.
Да , я виновна, я плачу сполна, за то, что он вовеки не заплатит,
В лесу дремучем жить она должна, пугать других, и жизни ей не хватит.
Но в Ирии моем, такая мгла, такая тишь, такая стужа злая
Что я осилить страсти не могла. И ничего уже о нем не зная.
По радуге спускалась в этот лес, была с любым, он только бы увидел
И ревновал, но чудо из чудес, он усмехнулся, чувств своих не выдал
И снова мы соперничать должны. И снова там, в душе не будет лада
И этот танец в сумраке луны. Он вечно длится, изнывает Лада.
С богами так, он снова у костра. Смотрел устало в девственные лица
Одна от страсти яростной стара, и с тем не может юная смириться.
И сколько будет бед тревог и зла. Но месть его слепая не коснется.
- О лучше б я однажды умерла, - тогда бы закатилось страсти солнце.

Нет, ничего этого богиня Лада тогда не сказала. Это придумали поэты и сказители позднее. И была такая ее песня не песня, былина не былина оправдательная, но то, что в тот вечер она приходила к Яге, это и Леший и кот ученый могли подтвердить.
Конечно, на землю она за Велесом спустилась, чтобы укрыться от глаз богов и оказаться в его объятьях. Но чувствовала вину свою перед ним и была уверена, что он без нее пропадет, ему тут пусто и одиноко, и только она одна сможет и согреть и утешить его, а о любви и говорить нечего
Только даже богини порой заблуждаются, а Лада уверяла себя в том, что и Велес думает и чувствует так же как она сама.
Она была горда и своевольна, и не всегда так просто было лад устанавливать в мире этом, а потому она и иногда была, скажем, так не совсем права, только кто же может быть прав всегда
Но когда она увидела, как улизнул , едва ее заметив Велес, и не то чтобы не обрадовался, но очень даже был расстроен и рассержен, она ничего лучше не могла придумать , как ласково попросить Лешего отвести ее к Яге.
Тот не посмел ей ни в чем отказать, да и кто бы посмел интересно. Там ее кот ученый, прозванный Баюном, и встретил сразу. Кучу слов ласковых да похвал наговорил, хотя она и на самом деле была прекрасна, ничего не скажешь, и эти его льстивые речи были на правду похожи. И потом куда-то исчез.
А она остановилась перед Ясуней.
Если бы Мокашь не сказала ей, кто она такая, она бы не поверила ни за что, но та все-таки сказала, во что она превратилась. И только она Ладу попрекнуть посмела, да правду сказать, других праведников на небесах не нашлось.
Лада впервые поняла, что ей за это воздастся. Она не знала, как и что может такое случиться. Но зло, ею сотворенное, не пройдет безнаказанно, в том она не сомневалась больше.
Потому и была так молчалива.
- Кого это Велес снова ищет и утешения не находит, - спросила Лада
- Ту, которой нет, и не будет никогда.
- Не говори загадками.
- А что мне еще сказать.
- Я твоя старшая сестра.
- А ты посмотри на воду, - она указала на лохань с чистой водой. - И кто поверит в то, что ты моя старшая сестра. Пусть они склоняются перед тобой, но от меня не требуй этого .
Лада говорила о зле, за которое воздастся, еще что-то такое, Яга молча слушала ее, ни слова не произносила больше. Да и что скажешь.
- Здесь у меня все есть, духи, люди, звери, я не на что не жалуюсь
- Вот теперь и Велес снова с тобой, - говорила ей та.
- Да, конечно, если он оглохнет и ослепнет и сам яблок лишится, тогда он будет со мной. И не смей ему говорить, кто я такая.
- Я и не собиралась. Только тебе ли не знать, что любовь никуда нельзя деть. Будь ты кривая, косая, горбатая.
Лада оборвала пламенные речи, потому что такой Яга и была тогда. И это была еще одна жестокость с ее стороны. Он все равно будет любить тогда. И один раз в году, в этот день, ты можешь быть с ним в подземном мире. Конечно, это не заповедный лес, но какая разница влюбленным, изнывающим от страсти.
Разницы , наверное, не было, только Ясуня уже пообещала, что это был первый и поселений раз. И клятвы своей она нарушать не станет. Если только не случится что-то невероятное, хотя интересно, что такое с ними может приключиться?
Но ничего этого Ладе она не сказала, пусть та живет и мучается.
Ясуня не была зла, даже после всего, что случилось с ними, но разве так не будет правильно, а ей только этого в тот миг и хотелось.
Лада ушла. Они так и не поговорили о самом важном и главном, Леший и кот вышли с ней на тропинку, туда , к радуге чтобы проводить богиню.
Она оглядывалась по сторонам, но Велеса нигде не было.
И только уже на поляне у перепутного камня, она увидела странную тень, черную на черном.
Она могла только догадываться о том, кто это был.
- Ний, - мяукнул кот, - интересно, что ему тут надо.
Встречаться с повелителем Тьмы богиня не хотела. Она едва простилась с ними и исчезла. И он пролетел мимо, даже не взглянув в их сторону.
- Что-то он к нам зачастил
- Велеса ищет. Никому он никогда покоя не давал, а уж Нию и подавно.
- Но чего он хочет?
- Знамо чего, свет к рукам прибрать и тьму нам вернуть. Не может он света этого переносить, вот и все должны жить по его законам. Мало ему Пекла, еще и весь остальной мир понадобился, вот и рыскает.
Леший был смел. Это точно, он вообще был всегда смел, а вот кот Ния побаивался и даже очень. Ему не особенно с тем сталкиваться хотелось.
И ведь кожей чувствовал, что деньки трудные наступают , да еще какие.
Но пока еще остался у них у всех какой -то срок , разве не должны они все пожить вволю.
- А сколько нам еще осталось при свете -то жить? - поинтересовался кот.
Ничего на это не ответил Леший, откуда ему было знать, если кот ученый ничего не ведает, но видно не так много, как хотелось бы - это точно.
И вдруг стала земля трястись под ногами лешего да под лапами кота.

 
ВедьмираДата: Вторник, 15.02.2011, 22:06 | Сообщение # 5
Группа: Верховная Ведьма
Сообщений: 356
Статус: Offline
Сказка 4
Святогор - хранитель мира.

Тогда великаны в том мире безлюдном царили,
хранитель земли каждый день обходил свои чащи
Без злобы и завести в мире и радости жили.
И где-то в горах их сердца и сегодня стучатся.
И спят они мирно, покинув родные просторы,
И их не касаются жизни и страсти людские.
Но если беда приключится, поднимутся скоро.
И выйдут на битву, свои призывая стихии.

И снится опять, Святогор и Горыня пируют,
И ветры и вьюги за ними во мраке летят,
И смеется Добрыня, и Лютыня кричит и лютует.
И песни поют о былом, о грядущем молчат.
Они вспоминают сказанья о времени этом,
Они остаются во мраке, где камни и сны.
И только рокочут и бьются там горные реки
И вновь камнепады и бури, и слушаем мы.
О том, что случилось, как жили , любили когда-то.
И дети их снова с богами ужиться должны.
И были драконы и жены юны и крылаты.
Они пировали, и мир вырывали из тьмы.
Но после хранители все затерялись в метели
И люди остались без них, и грустили порой
Но черный тучи, как птицы, на мир налетели.
И сказки другие пишу я гусиным пером.

О тех временах, когда сага слагалась сказать что-то очень трудно, ведь времена это были допотопные и для сказителей неведомые. А вот к тому времени, когда скоро сказка сказывалась, Святогор был жив и невредим. И по-прежнему оставался великан этот и отец Яги, между прочим, хотя значительно моложе и сильнее ее казался, и в сыновья ей точно годился, вот что с ней сделала красавица- Лада, был он хранителем мира. И мир живых от мира мертвых охранял, чтобы ничего не перепуталось и в порядке оставалось.
Так в те времена он и объезжал дозором свои владения.
Люди только еще зарождались, и никто в том мире внимания на них и не обращал. Они были так, младшими и самыми последними братьями медведей и волков, и такими очень даже неказистыми и хилыми. И кто бы к ним приглядывался, да прислушивался, кто мог знать, что из них не только князья да герои вылупятся, которые еще и драконов порубают и великанов в гроб загонят. А уж , что касается Святогора, то так оно и случилось, когда Илья из Мурома народился, этот герой народный. Для кого-то герой, а для кого-то погибель лютая.
Но еще Ильи да и Мурома самого и в помине не было, а Святогор уже землю сотрясал при появлении своем, великаном он был могучим и прекрасным, сильным воинов, сам далеко видел, да и его не заметить трудно было.
Нет, никто тогда не знал и не ведал того, что случиться, как все перемениться может. Они были сильны, веселы и беспечны, за это и придется поплатиться скоро. Давно известно, маленькие да запуганные в драку в первую очень и кидаются, и что самое удивительное, порой великанов побеждают.
Но пока Святогор объезжал дозором свои владения, в заповедный лес пожаловал, чтобы Ясуню навестить, да с Лешим побеседовать, они с Тихоном старыми приятелями были. Да и лес самым главным на земле считался, как такой стороной объехать можно?
Но еще больше хотелось ему узнать, для чего Лада тут появлялась.
Вот тут-то Святогор на Велеса и наткнулся как раз. Шел к Лешему, а прямо к Велесу и попал.
Он ни о чем не знал и не ведал, и прямо в замешательство пришел, когда его и узрел.
- И ты здесь, да что это с вами такое, всех из Ирия Сварог разогнал видно. Словно у нас земля всех вас поместить может, - удивлялся великан.
- Всех не всех, но мне там точно места нет, - признался Велес.
Уселся на пень огромный Святогор, специально для него Лешим приготовленный, чтобы передохнул он немного и от старого пня если не сил, то мудрости, которая никогда не помешает, набрался. И понял он, что рассказ будет долгим. Уже и чертей рога мелькать стали, и кот поблизости нарисовался, как без них могла хоть какая-то встреча обойтись? Не бывало такого прежде, да и быть не могло. Но Святогор только добродушно усмехнулся, пускай слушают, а что тут такого страшного?
И рассказал Велес Святогору о том, как влюбился он без памяти в жену своего брата, прекрасную Диву, как оставался с ней, пока тот воевал, да с чудовищами сражался, а потом все и раскрылось. Когда вернулся неожиданно Перун , у них уже и Ярила был жив да невредим.
Только Перун с ходу на него и обрушился теперь. Ничего слышать, знать ничего не хотел больше.
И победил он, потому как дело его было правое. И пришлось Велесу отправляться на землю теперь.
- Да, дела , - тяжело вздохнул Святогор .
Он задумался о том, что в Ирии во все времена тревожно было, то ли дело на земле- вольно да спокойно, черти прыгают, коты подслушивают да подглядывают, Кикиморы друг с другом ссорятся, Яга тебе обязательно совет добрый даст. Он давно уже позабыл, что дочка она его и с удовольствием советоваться к ней приходил. И даже когда боги сюда заглядывают, то долго все одно не задерживаются.
Но ведь теперь, когда сам Велес тут поселился, то видно все переменится, и покою их да порядку конец пришел. Он еще и не знал такой вести, а уже на Ладу наткнулся. А что будет, когда половина девиц от него, а вторая половина к нему бежать станет?
Но Святогор только рукой махнул, лучше о том было вовсе и не думать ему. Ведь переменить-то он все равно ничего не может. Вот и придется примириться да и жить дальше.
А Велес смотрел насмешливо на великана и видел, что встревожился он не на шутку, вот всегда так. Куда бы он ни явился, у всех тревоги и начинаются только. Но что же ему, сквозь землю провалиться?
И снова вспомнил Велес о том, как хорошо под землей-то было в объятиях Ясуни прекрасной. Только где она теперь. И так душа у него ныла и болела, что понял он , до самого Ния доберется, а девицу прекрасную все равно отыщет и вернет. Но это не нынче случится, пока и на земле можно было побыть, да освоиться немного. Если суждено ему богом тут стать, а о том сама Мокашь ему на прощание так и сказала, то и должен он все узнать, да понять, как этот мир устроен. Что в нем хорошо, а что менять придется.
- Да чудно здесь все, кто же и что говорит, только одно печально, увидел я здесь богиню, пробыл с ней, а теперь никак отыскать не могу, сколько не старался
Подивился великан. Сколько он тут был, никакой богини прекрасной он не видел. А этому все везде богини мерещатся, одно слово Велес.
- Ничего , коли видел, никуда она не денется, дальше Пекла Ния все одно не уйдет, может тебе там и поискать.
Велес понимал, что Святогор его просто в Пекло спровадить хочет, хотел ему напомнить, что не надо других в Пекло посылать, а то сам туда и попадешь, но ничего такого он не сказал. Бог перед ним все-таки, хотя и родственник, но не стоит себе врага такого наживать.
На том они и простились. Леший так и не появился, видно мешать им не хотел, а им пора было уже и попрощаться.
- Ничего, теперь мы видеться часто будем, - говорил Велес добродушно, Святогор только молча согласился, хотя тревоги нарастали. Мерещились ему в словах Велеса какие-то тайные намеки, которых он не особенно понимал, а потому и боялся очень.
Одно слово, не было печали, так Велес появился. Но куда от него денешься, а если изменить ничего нельзя, останется только примириться с тем, что тут творится.
Вот и поехал дальше Святогор, а Велес остался, ему пока больше идти да ехать особенно было некуда.
Но это было то золотое время, когда не только на небесах, но и на земле свои боги селиться стали, ближе к миру, к духам, к людям.
В этом определенно что-то есть таинственное и прекрасное.

 
Форум » Археология, история, легенды, мифы, сказки » Сказки, легенды и мифы » И сказки дивные звучали...
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017 Сайт создан в системе uCoz